?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: медицина

Хирург на войне

Помня свое обещание рассказать о хирурге Хасане Баиеве, перелопатила все материалы, которые складывала в отдельную папку на протяжении нескольких лет. Их пришлось рассортировать по группам: война, эмиграция, спорт, семья, книга, награды...
Начну, пожалуй, вот с этого снимка, сделанного одиннадцать лет назад.

Злополучный во всех отношениях день 31 января 2000 года. В ту ночь в его госпиталь, расположенный в селе Алхан-Кала, поступило более трехсот раненых. Среди пациентов были не только ополченцы - на операционный стол к хирургу попадали и солдаты федеральных сил, и мирные люди. Различия между ними он не делал.
"Когда человек оказывается в экстремальных условиях, приходят какие-то неожиданные решения. В мирное время у меня бы подобного никогда не получилось. Я по профессии пластический хирург, но приходилось делать любые операции", - рассказывает Хасан.

"Запас лекарств был мизерным. Когда каждый день к тебе поступает огромное число раненых, любой запас быстро заканчивается. У меня не было антибиотиков, наркоза... Ампутации я проводил обычной пилой. Трепанацию черепа делал обычной дрелью. Все ампутации проводились под местным обезболиванием - мы использовали однопроцентный лидокаин, который применяют дантисты. Пациентам я рекомендовал промывать раны и места ампутаций солевым раствором. Ожоги лечил смесью сметаны и яичного желтка. В качестве шовного материала использовал обыкновенные нитки. Вместо бинтов были рваные простыни. У нас не было запасов крови, и мы сами сдавали кровь и делали прямое переливание - другого выхода не было" - продолжает Хасан свой рассказ.
Журналисты часто у него спрашивают: "Говорят, федералы вас возненавидели за то, что вы лечили раненых боевиков, а другая сторона за то, что лечили российских солдат и офицеров. Это правда?"
Этот вопрос для Хасана привычный. И он, отвечая на него, никогда не лукавит, не изворачивается.
"Да, это правда, - отвечает он. - Эти проблемы у меня возникали и в первую, и во вторую войну. Но это был мой принцип. Я доктор, а не политик. Если я начну делить людей по национальности или религии, то перестану быть врачом. Все в Чечне знали это, в том числе и полевые командиры. Я никогда не любил, когда мне диктовали, кого я должен спасать в первую очередь. За это и получал... Иногда и прикладом".
Продолжать работать в условиях, когда существует реальная опасность и со стороны военных, и со стороны боевиков - это сродни самоубийству. В течение трех дней его чуть не расстреляли бараевцы, а военные во время зачистки взяли его с собой, предварительно огрев прикладом. И вот тогда хирург решил прислушаться к совету близких, которые опасались за его жизнь.
Вот в таких условиях он уехал из родного села сначала в Ингушетию, а потом - в Москву, откуда вскоре уехал в США.

Profile

часы
t_chagaeva
t.chagaeva

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel