Category: армия

Это случилось 69 лет назад

В эти дни в Чечне вспоминают тех, кто, как это отмечалось в официльных документах, был "навечно сослан" в Казахстан, Киргизию и дальше - в Сибирь... Здесь хотелось бы процитировать слова выдающегося казахского ученого, публициста и поэта Олжаса Сулейменова о депортации народов: «Всякий раз, когда я посещаю казахов, нашедших вечный покой на своей родине, я нахожу могилы замученных на моей земле вайнахов. Их здесь более 300 тысяч, целая страна, в которой нет различия по национальности. Я молча стою над могилами, а перед глазами возникают образы людей, пришедших на мою родину оболганными и униженными, но не сломленными, с высоким и ничем не обозримым чувством чести и истинного человеческого достоинства».
В очередной раз обращаюсь к трагедии селения Хайбах. Сегодня предлагается рассказ Ахмеда Мударова, который в дни выселения был расстрелян вместе с семьей, но выжил, около года скитался по горам, уходя от преследований, позже был депортирован, выжил в тюрьме, вместе со всеми вернулся на родину и нашел вечный покой рядом со своими предками.

Collapse )

Хайбах. Рассказ свидетеля

В преддверии 23 февраля, трагической даты в жизни чеченского народа, хотела бы познакомить вас с рассказами свидетелей трагедии в селении Хайбах. 69 лет минуло с той поры, но люди, которым Всевышний позволил дожить до наших дней, помнят эти события до мельчайших подробностей.

Саламат Гаев, сельский учитель. В Хайбахской топке у него сгорело 14 ближайших родственника, в том числе и два двоюродных брата, которые родились накануне трагедии. Хасану и Хусейну суждено было прожить на этом свете всего один день.

Гаев Саламат

Collapse )
часы

И снова о беженцах

После завершения конференции оставалось два дня. На предложение чешских друзей прогуляться по Праге или побывать в лагере беженцев, выбрала второй вариант. Было интересно узнать, как сложился быт наших соотечественников в Чехии. Лагерь "Белло-Язово" расположился в двух часах езды от Праги. Это бывший лагерь военных. И режим здесь остался военный: закрытость во всем, охрана у главных ворот, посторонним вход воспрещен, фотографировать что-либо запрещается. Яна, выступавшая в двух ролях - водителя авто и гида, предложила: чем препираться с охраной, попробуем ее обойти. Для этого следовало найти в изгороди лаз и пробраться на территорию лагеря. Сказано-сделано. С трудом нашли лаз. Чтобы пролезть через него, пришлось сложиться вдвое, а там, по протоптанной дорожке, проследовали к нужному строению.
Принимающая сторона - семья Гамулаевых.
Collapse )